Igne natura revonatur Integra
Акт 15. Глава 4.
-04:16:49

Вэйвер очнулся от глубокого и пустого сна.
Когда он открыл глаза, он увидел тьму, будто он всё ещё спал. Чаща, в которой он заснул ещё днём, была полностью погружена в туманную подсвеченную звёздами темноту.
Вновь наступила ночь. Для людей, которые управляли Слугами, в такое время нельзя было уклоняться от схваток.
Ночной ветер, холодный, словно намёк на убийство, не заставил его чувствовать себя неуютно; прямо рядом с ним был тот, кто мог заставить весь страх и тревогу растаять в воздухе.
Райдер был в материальной форме. Уже закончив готовиться к битве, в данный момент он листал страницы антологии произведений Гомера.
Её твёрдая обложка, которая выглядела тяжелой и гнетущей для Вэйвера, была маленькой и тонкой в глазах Короля Завоевателей. Он был полностью погружён в мир слов. Его движения при перелистывании страниц были полны энтузиазма; он был очень доволен, даже когда просто касался их пальцами.
Похоже, что ему действительно нравилась эта книга; Вэйвер ничего не смог с собой поделать и сухо улыбнулся. Если бы он сейчас внезапно спросил Райдера «Почему ты появился на свет в этом мире», возможно, его ответом было бы не желание удовлетворить амбиций по завоеванию мира, но «Без пальцев я бы не смог читать это собрание поэм Гомера». Вот какой он был человек. Как герой, чьё сердце жаждало того, что находилось очень далеко, он наслаждался вкусной едой и вином, и считал свои амбиции по завоеванию мира такими же естественными как потребности в еде и сне. Эта неординарная личность ещё при жизни вела за собой множество мужчин.
В человеческой истории действительно существовал такой человек.
- Мм? Парень, ты проснулся?
Хоть Райдер уже читал о приключениях Ахилла бессчетное количество раз, несмотря на это, его интерес к ним не уменьшился; посмотрев на Вэйвера, он улыбнулся словно озорной ребёнок. Возможно, он всегда показывал эту улыбку, неважно перед кем он был. Будь то герои, с которыми он жил и умирал стоя плечом к плечу, или неудовлетворяющий запросам Мастер, вроде Вэйвера.
- Разве я не сказал тебе разбудить меня, как только наступит ночь? Что ты вообще делаешь?
- О, прости. Я так увлёкся чтением, что не заметил этого. Но ночь ещё молода. Я думаю, что нам не нужно волноваться насчёт этого; просто встретить её и ждать - будет достаточно.
- Почему?
Последующий за уверенной фразой вопрос заставил великана открыть рот и погрузиться в свои мысли.
- …О. В любом случае, хоть тому и нет доказательств, у меня есть предчувствие, что этой ночью может состояться решающая битва.
Он произнёс это так, словно это мало что значило.
Вэйвер едва заметно кивнул, не спрашивая о причине такого суждения. Хоть он и не мог назвать её, воздух, который обдувал его кожу, создавал впечатление, что Война за Святой Грааль достигла своей кульминации.
Можно было сказать… что так казалось из-за того, что ночной воздух был чересчур спокоен.
Насколько Вэйвер знал, в число побеждённых противников входили лишь Ассассин, уничтоженный лично Райдером, и Кастер, который был побеждён на реке Мион. Конечно, там, где его не было, шли и развивались другие битвы. Днём и ночью он чувствовал, как необычные события, происходящие в городе, менялись от хаотичного беспокойства до гнетущего предчувствия чего-то серьёзного.
Ещё одна причина, по которой он сейчас испытывал нетерпение, заключалась в том, что в его разуме до сих пор жила тревога, вызванная Сэйбер, с которой они сражались прошлой ночью. Похоже, что-то серьёзное случилось и с командой Айнцберн.
Поэтому Вэйвер не высказал никаких сомнений касательно инстинкта Райдера. Именно потому, что он был Королём Завоевателей, который галопом проносился через поля сражений и создавал стратегии и основы военного дела, на его шестое чувство можно было положиться в большей степени, чем на суждение Вэйвера, у которого опыта было маловато.
Был ли жив Лорд Эль-Миллой или нет… сейчас, вспоминая о когда-то ненавидимом враге, он испытывал лишь неопределённую грусть.
Вэйвер на собственном опыте познал невообразимую сложность работы над собой, которую было необходимо проделать для того, чтобы пойти в бой вместе с Героической Душой. Даже если он и обладал репутацией гения в области волшебства, Войну за Святой Грааль нельзя было постичь с помощью логики волшебников. Когда он об этом подумал, то понял, что Эль-Миллою тоже пришлось пережить трудный процесс работы над собой, и одновременно с удовлетворением, которое он испытал, в его сердце родилось и сочувствие. Среди шести Мастеров, Кайнет был единственным, кто был связан с Вэйвером, неважно хорошо или плохо сложились их отношения.
Как подобное чувство могло в нём родится по отношению к врагу, с которым он упорно сражался с самой первой встречи… Вэйвер вновь осознал, как изменилось его сердце.
…Да. Неважно, что это было за предчувствие, для него Война за Святой Грааль была закончена.
В тот момент, когда он вздохнул, лёгкий, но отчётливый толчок развеял его сонливость.
- Что это?!
- Эта вспышка магической энергии очень необычна. Как и та, которую я чувствовал ранее…
Услышав, что сказал Райдер, Вэйвер вспомнил о дымовом сигнале, который использовала Церковь, чтобы призвать Мастеров. Сейчас он испытывал те же ощущения что и в прошлый раз.
Чтобы посмотреть на небо он вышел из чащи; на северо-востоке появилась облако из магического света, цвета которой были ещё ярче, чем тогда.
- Его форма, она…
- Что такое? Это что-то вроде знака?
Услышав вопрос Райдера, Вэйвер, хоть он был и не уверен, всё равно кивнул.
- Свет окрашен в разные цвета… четыре и семь… это означает, «Император» - завершение и «Колесница» - победа*. Раз дали такой сигнал… не значит ли это победитель в Войне уже был определён?
Объяснение Вэйвера заставило Райдера нахмуриться.
- Что за… делать вид, что меня не существует? Кто это забрал победу себе?
Это на самом деле было странно. В Войне за Святой Грааль лишь уничтожив всех вражеских Мастеров и Слуг можно было рассчитывать на победу. Сейчас, когда Райдер и Вэйвер стояли здесь, как можно было объявлять о победе?
- …Также, эти сигналы запускали не из церкви Фуюки. Очень странно. Возможно это сигнал не этих ребят из церкви.
- А. Теперь, когда ты упомянул это, всё становится ясно.
Выслушав сомнения Вэйвера, Райдер презрительно фыркнул и кивнул.
- Что… что не так?
- Должно быть, какой-то нетерпеливый парень сам решил объявить о своей победе, бросая вызов – «Если ты не согласен, то приходи сюда». Другими словами, он заманивает противников для решающего сражения в место, которое он сам определил.
Райдер зловеще рассмеялся; глядя на дымовой сигнал в небе, он словно говорил «Это соответствует моим ожиданиям».
- Хорошо, очень хорошо. Теперь я могу не тратить сил на поиски. Не думаю, что кто-то из Слуг будет спокойно сидеть на месте, получив подобный вызов. Все те ребята, что ещё живы, определённо соберутся в том месте, где был выпущен дымовой сигнал… хм, как я и думал, этой ночью произойдёт решающее сражение.
Могучую фигуру Короля Завоевателей потряхивало от радости и боевого духа.
Вэйвер посмотрел на сильного и храброго героя холодным взглядом, словно наблюдая за ним издалека.
- Это так? Значит, последний этап.
- Именно. Так как поле боя уже определено, я нем могу опозорить класс Райдера.
Райдер вытащил меч и поднял его остриём в небо.
- Появись, мой бесценный конь!
Вместе с зовом, сияние, что пронзило пространство, пролилось из разорванной пустоты. Появившийся «быкоголовый» скакун, который сиял светом Героических Душ, был очень знаком Вэйверу.
Прославленная Героическая Душа Скакуна, Буцефал. Бесценный легендарный конь, который однажды нёс на себе Короля Завоевателей, чтобы подмять под себя весь восточный мир. Сейчас он прошёл сквозь время, чтобы встать на сторону своего «союзника»; как только он ступил на дорогу, он заржал голосом, страждущим битвы.
Козырная карта Искандера Ionian Hetairoi требовала раскрытия Зеркала Души, чтобы изменить форму мира так, чтобы разные герои могли собраться вместе. Однако, как и Мифрен **, кому была дана роль посланника на реке Мион, если появлялся лишь один всадник на скакуне, то это было в пределах допустимых реальным миром. Потеряв Колесо Гордия, Райдер мог полностью реализовать свою «Верховую Езду» находясь верхом на этом скакуне.
- Давай, парень. Хоть здесь и не так устойчиво как на колеснице, потерпи немного. Забирайся сюда.
Райдер, сидя на спине своего любимого коня, немного отодвинулся назад, создавая место для Вэйвера. Тем не менее, Вэйвер сухо улыбнулся и покачал головой.
Лишь герои были достойны сидеть на спине скакуна, который был один такой на всём белом свете; он определенно не был обычным конем, на которого могли сесть обычные подростки.
И сейчас, бесполезный волшебник, который не смог даже наложить гипноз, основу среди основ…
И сейчас, клоун, который переоценил себя и лишь стоял на пути деспотичной тропы Короля…
Великолепную тропу, по которой Король Завоевателей Искандер собирался нестись вперёд, нельзя было необдуманно очернять.
Вэйвер знал, что… вчера, это он, его Мастер, был виной тому, что в последний момент вся решимость Райдера победить Сэйбер пропала впустую. Если бы Райдер бросил вызов Мечу Обещанной Победы всем своим отчаянным сердцем, тогда возможно он бы смог победить её Фантазм на такой короткой дистанции, и растоптал бы Короля Рыцарей под копытами божественных быков. Причина, по которой он ничего не смог поделать с собой и сдался в последний момент… была в Мастере, который стоял рядом с ним на месте возничего. В последнее мгновение, Райдер мог лишь спрыгнуть с колесницы для того, чтобы защитить клоуна рядом с собой. Конечно, он не мог пожертвовать партнёром по контракту, который заставил его появиться в этом мире. В тот момент, то, что определило победителя в битве между Райдером и Сэйбер, так это наличие их Мастеров поблизости.
Вэйвер Вельвет однажды считал, что у него достаточно сил для того, чтобы победить и не сомневался в этом.
Но сейчас всё было по-другому. Сейчас, по прошествии двух недель, он своими глазами увидел настоящих героев; сейчас он понял свою бесполезность и незначительность своего существования.
У бездомной собаки тоже есть собственные мотивы. По крайней мере, она может наблюдать за удаляющейся спиной того, с чьим величием ей никогда не сравнится.
- …Мой Слуга. Я, Вэйвер Вельвет, использую Командное Заклинание, чтобы отдать этот приказ.
Юноша поднял свою крепко сжатую в кулак руку, демонстрируя Командные Заклинания, которые до сих пор не были использованы. Они были кандалами, которые связывали Слугу стоящего перед его глазами и были величайшей преградой на его деспотической тропе.
- Райдер, ты должен обрести окончательную победу.
Это не было ограничением, лишь суждением, которое было очевидным. Поэтому Вэйвер отдал приказ. Его сердце было объято легкостью, когда он наблюдал за тем, как Командное Заклинание выпустило свою энергию и исчезло.
- Вновь я использую Командное Заклинание, чтобы отдать этот приказ… Райдер, ты должен заполучить Грааль.
Второе Командное Заклинание также исчезло; он почувствовал, как его лёгкое сердце отозвалось болью. Если он должен остановить свою руку, то сейчас было как раз то время… это было глупым замешательством, которое пронеслось через его сердце. Бессмысленное колебание, о котором даже не стоило упоминать.
- Наконец, я использую последнее Командное Заклинание, чтобы отдать этот приказ.
Вэйвер решительно поднял свою руку, на которой было запечатлено последнее Командное Заклинание, глядя на Короля, который сидел конской спине. В это мгновение Вэйвер смог встретиться с ним взглядом, не выказывая никакого намёка на застенчивость. Это было его последним и единственным моментом величия в качестве Мастера.
- Райдер, ты должен завоевать мир. Поражение недопустимо.
Будучи использованным, третий святой знак засиял скрытой в нём энергией; призвав вихрь, он исчез. Как волшебнику, Вэйверу уже возможно никогда в жизни не представится шанс использовать такое могущественное волшебство. Но даже если и так, он в глубине своего сердца чувствовал, что это было самым приятным действием в его жизни. Он ни о чём не сожалел. Этого было достаточно для того, чтобы компенсировать всё то, что он потерял.
Вэйвер опустил взгляд, чтобы посмотреть на свои собственные руки; доказательство заключения контракта, запечатленное на его руке, уже исчезло не оставив и следа.
- И вот, я больше не твой Мастер.
Вэйвер сказал это, смотря себе под ноги, склонив голову. Он не хотел знать, что за выражение было на лице Райдера, с которым он смотрел на него. Возможно, он удивился трусливому поступку Вэйвера, который отказался от битвы; возможно на его лице была облегчённая улыбка, так как ему наконец-то удалось освободиться от бесполезного Мастера. Чтобы не было написано на его лице, Вэйвер не хотел этого видеть. Если это возможно, он даже хотел, чтобы Райдер забыл о том, что они вообще были знакомы.
- Иди. Ты можешь идти куда угодно, ты уже…
- О, - прозвучал тихий ответ.
Затем он услышал звук конских копыт стучащих в галопе о землю. До того как Вэйвер это осознал, он был поднят за шиворот. В следующее мгновение он сидел верхом на Буцефале.
- Конечно, я отправлюсь… но, раз ты отдал мне этот досадный приказ, ты, естественно, тоже должен быть серьёзно настроен? Ты должен быть свидетелем того, как исполниться твой приказ.
- Ты, ты, ты идиот! Я же сказал…!
Его воля была так просто изменена, поэтому Вэйвер закричал странным голосам. Буцефал фыркнул через нос, словно смеясь над его паникой. Даже конь смеялся над людьми тем же способом что и его наездник… подумав об этом и ведомый негодованием, которого он сам не понимал, Вэйвер продолжил кричать.
- У меня больше нет Командных Заклинаний! Я не хочу больше быть Мастером! Почему ты всё ещё хочешь взять меня с собой?
- Мастер ты мой или нет, ты мой друг, и это никогда не изменится.
Вэйвер знал, что эти слова, которые были произнесены с улыбкой на лице, были адресованы ему. В это мгновение, самая бронированная часть его сердца обрушилась… даже если он защищал её всю жизнь, для того чтобы её уничтожить не понадобилось и секунды.
Слёзы полились из его глаз бесконечными ручьями, смешиваясь с соплями, когда они стекали мимо его носа; ему стало сложно дышать, и ещё сложнее говорить. Но всё равно, он спросил, задыхаясь.
- Я… кто-то подобный мне… может…я, правда, могу… быть рядом с тобой?
- После того, как ты был со мной на передовой множество раз, ты ещё об этом спрашиваешь? Вот идиот.
Словно отпуская шутки на банкете, Король Завоевателей рассмеялся над слезами юноши; затем хлопнул его по слабым тонким плечам.
- Разве ты не мужчина, который вместе со мной противостоял врагам? Поэтому, ты мой друг. Гордо выпрями спину и встань рядом со мной плечом к плечу.
- …
Вэйвер забыл о самоуничижении. Он забыл вчерашнюю подавленность, застенчивость в отношении сегодняшнего дня, и страх оттого, что он может встретить свою смерть.
Сражайся и победи… вот какое нерушимое условие стало прорастать в его сердце.
Не будет ни неудачи, ни позора; сейчас он был с Королём, и пока он будет верить и продолжать бежать вперёд по этой деспотичной тропе, он сможет поставить свою стопу, неважно как ненадёжны его ноги, на край света… вот во что он твёрдо верил.
- Итак, я начну исполнять приказ первого Командного Заклинания. Широко открой глаза и смотри внимательно, парень.
- Да, я определённо использую эту пару глаз, чтобы посмотреть!
Легендарный скакун издал ржание, которое предвещало победу, и зашёлся в галопе, неся на себе Короля и волшебника, чьи сердца были связаны, мчась на решающе сражение со смертельным врагом.
Место, откуда был запушен дымовой сигнал, находилось на противоположной стороне реки Мион – четвертая духовная жила города Фуюки.